Сегодня в Европе графология входит в обязательную программу обучения во многих странах. Университеты в Гейдельберге, Киле, Мюнхене так же, как школы в Голландии, Швейцарии, Италии и Франции, имеют официальное разрешение для работы в этой сфере.

Считается, что интерес к почерку как индикатору характера и индивидуальности возник в 11 веке, с тех пор, как китайский философ и художник Го Жо Су задокументировал свои наблюдения. Две тысячи лет назад комментарии, касающиеся связи характера и почерка римских императоров, были сделаны Цицероном, Аристотелем, и стали произведениями искусства.

Первые попытки систематизации связей между характером и почерком были предприняты в Италии в начале 17 века Альдерисусом Проспером и придворным врачом Камилло Бальдо.

 

 

Тем не менее, графология как систематизированная наука имеет короткую историю. Самого термина не существовало до 1871 года, пока его не придумал аббат Мишон, который вместе со своим учителем аббатом Фландрином, основал французскую школу графоанализа. Мишон использовал метод «фиксированных значений» при анализе почерка, и посвятил всю жизнь графологическим изысканиям.

(переводчик - полную информацию о его научных открытиях можно прочитать тут и в оригинале тут).

Позже Ж. Крепье-Жамен отошел от метода «фиксированных значений» и приблизился к идее гештальт-подхода, идее целостного взгляда на почерк. В начале 20 века исследования продолжили знаменитый французский психолог Альфред Бине (отец теста интеллекта) и психиатр Ро де Фаркас (Rogues de Fursac). А также многие другие французские врачи и психологи занимались исследованиями в этой области.

К концу 19 века немецкие ученые перехватили первенство в графологии. Вильгельм Прейер, профессор физиологии из Йены, предположил в 1895 году, что письмом руководит мозг, а не пальцы, и на самом деле пишет мозг, а не рука. Невролог Рудольф Пофаль, почетный профессор графологии из Гамбургского Университета продолжал систематическое изучение почерка также, как выдающийся Георг Мейер. В Германии самым авторитетным сторонником графологии считается философ Людвиг Клагес, чья книга «Почерк и Характер» имела наибольший научный вес в этой сфере. В основе теории Клагеса об экспрессии лежит утверждением, что движение в почерке несет информацию о тонизирующей и побудительной функции личности.

В Австрии в начале 30-х годов графологи Рафаэль Шерман и Рода Визер способствовали появлению дальнейших научных достижений.

Наиболее выдающаяся фигура в швейцарской графологической школе – доктор Макс Пулвер, психолог Цюрихского Университета, который в 1934 году обнаружил три зоны в почерке.

И наконец, в Англии Роберт Соудек, Ханс Яакоби и Ганс Айзенк провели значимые исследования, подтвердившие валидность анализа почерка.

Зигмунд Фрейд, Карл Густав Юнг и Альфред Адлер признавали важность графоанализа, так как были учеными, мыслящими в гештальте: они воспринимали личность как целостную картину. Альфред Адлер часто обращался к анализу почерка. Комментируя книгу Нади Ольяновой «Почерк говорит» Адлер сказал: «Надя Ольянова в графоанализе как Микеланджело в живописи».

(Примечание переводчика: Надя Ольянова родилась в небольшом городе близ Киева, еще ребенком с родителями переехала в Бруклин, США и стала известным графологом. В 30-е годы она училась психологии в Нью-Йорке в Школе Новых Социальных Исследований у Альфреда Адлера. Интересен тот факт, что она проанализировала почерк Адольфа Гитлера еще при его жизни и обнаружила в нем сильные суицидальные тенденции. Г-жа Ольянова скончалась в 1991 году от пневмонии.)

Война в Европе на годы прервала графологические исследования. Графоанализ в США влачил жалкое существование. Хотя в 30-е годы в Америку иммигрировало из Европы большое количество врачей-неврологов и психологов, американская графология стала носить скорее развлекательный характер. Несмотря на это, некоторые серьезные исследования все-таки велись, например, заслуживает внимания совместная работа Гордона Олпорта и Филиппа Вернона. Эрик Альтен из Нью-йорка стал пионером в области применения графоанализа в медицине.

В 40-е годы большая работа была проделана Теей Штейн–Левинсон и Жозефом Зубиным, касающаяся таких параметров почерка как напряжение/расслабление.

Профессор психологии Вернер Вольф и клинический психолог Ульрих Соннеман внесли вклад в изучение формы и ритма почерка. Позднее Клара Роман, преподававшая в Школе социальных исследований в Нью-Йорке, стала признанным иностранным лидером в этой области. Микроскоп и замедленная съемка – инструменты для измерения нажима, и другие технические изобретения использовались в научном графоанализе.

Дэни Энтони, студент Клары Роман, преподавал в Школе социальных исследований на уровне колледжа, а также стал признанным экспертом-графологом в сфере подбора персонала.

Доктор Гарри О. Телчер, психолог и психотерапевт с европейским уровнем подготовки, много писал о валидности графоанализа.

Альфред Канфер, работая в нью-йоркской клинике Стрэнг, более 30 лет изучал возможные связи между раковыми заболеваниями и почерком. Рудольф Хейренс исследовал почерки больных, страдающих дислексией. В настоящее время многие американские графологи ведут научную работу в области графоанализа, однако, большинство экспертов находится зарубежом.

Отставание Америки в области графологических исследований отчасти обусловлено разницей в научно-психологических подходах между Европой и Америкой. Европейские исследования ориентированы в первую очередь на субъект, а американские – под влиянием бихевиоризма – на объект. В Америке обычно не используют проективные техники, и они по большей части не получили широкого распространения. (На Международном Конгрессе по психологии почерка, проходившем в 1966 году в Амстердаме, участвовало только 2 делегата из Америки из 300 делегатов от 18 других стран. Большинство представителей делегировали Германия, Франция и Нидерланды).

Американские исследования почерка сдерживаются еще и фактом отсутствия лицензирования и супервизорского сопровождения в целях обеспечения должной компетентности практикующих графологов. Кроме того, графология еще не вошла в качестве обязательной части учебной программы подготовки психологов. Особой финансовой выгоды графологическая практика не приносит, но, тем не менее, были случаи обнаружения в коммерческом использовании компьютерного графоанализа.

Как бы то ни было, графоанализ как новое диагностическое средство активно применяется в области подбора персонала. Эмоциональная сфера, мотивация, уверенность в себе, ответственность и другие черты характера могут быть определены при помощи анализа почерка и использоваться в качестве дополнительного метода диагностики. Сегодня в США растет число фирм, использующих графоанализ в этих целях.

Многие материалы не публикуется, но графоанализ продолжает доказывать свою практическую пользу.

Одним из важных шагов в сторону освобождения графологии от связи с оккультизмом в сознании людей стало включение ее Десятичную классификацию Дьюи (Примечание: по этой системе расставляют книги на библиотечных полках в более чем 200 000 библиотеках в 135 странах мира).

Книги по графологии размещаются под следующими индексами:155.282 (индивидуальная психология), 155.282 (графологическая диагностика), 363.2565 (документальные доказательства), 658.3112 (менеджмент по подбору персонала).

Роуз Матоссек – действительный член Американской Ассоциации Графоанализа, участвовала с этой целью в Библиотечном Конгрессе в 1980 году. Это гигантский шаг вперед к закрытию вопроса об общественном скепсисе в отношении графологии и признании валидности графологических исследований.

Оригинал статьи на английском

Перевод Виктории Косоговой