Сегодня, в век мобильности, скоростей и глобализации, как бы это банально ни звучало, для многих становится особенно ценным время, проведенное наедине с собой, а также свое личное психологическое пространство, оберегаемое от внешних вторжений и суеты, этот внутренний оазис.

Безусловно, внутреннее психологическое пространство у разных людей в разной степени связано с внешним личным пространством, местом, где человек может уединиться. Кто-то способен погрузиться в себя, абстрагироваться от внешнего даже в переполненном транспорте, а кому-то для этого нужно запереться в своей комнате или уехать на природу, часами гулять в лесу.

Давайте подумаем, какой смысл вкладывается в понятие «личное психологическое пространство», что же за феномен психической жизни стоит за этим названием...

Пойдем от самого простого и понятного, от биологических предпосылок: личное пространство  – это зона безопасности, зона неприкосновенности. У животных – это нора, берлога. В детских играх мы частенько слышим возгласы: «А я в домике!», и видим, что ребенок присаживается на корточки или перекрещивает руки на груди. Дети оберегают свой мирок, свои секреты, строя шалаши, домики на деревьях и др., нуждаясь в собственной неприкосновенной территории.

В психологическом смысле для взрослого человека внутренняя зона безопасности – это возможность быть аутентичным, сбросить весь набор социальных масок, стереть «боевой раскрас», расслабиться, не следовать навязанным стереотипам, не страшиться внешних оценок. Хорошо если так… К сожалению, немало людей даже наедине с собой не чувствуют себя в безопасности, напряжены и тревожны, всегда начеку, не торопятся снимать маску, а то и вовсе маска приклеилась накрепко. Не говоря уже о том, чтобы хоть на время отринуть стереотипы, потому что стереотипы являются прочными ориентирами, защитой от страха перед неизвестным и новым – древнего страха, уходящего корнями в первобытное сознание, но речь сейчас не об этом.

Далее, личное психологическое пространство – это ресурс личности. Особенно для людей интровертного склада, которые достаточно быстро утомляются, истощаются в общении, активной интеракции, и  поэтому спешат уединиться, чтобы восстановить запас внутренней энергии, прийти в равновесие, гармонизироваться, вновь почувствовать себя самим собой. Для интроверта такое пространство просто жизненно необходимо, но не стоит думать, что экстраверту оно ни к чему. Экстравертным людям внутреннее пространство необходимо для того, чтобы «навести порядок» в мыслях, впечатлениях,  эмоциях.

Внутреннее психологическое пространство – это пространство творчества и самовыражения. Также это пространство внутреннего диалога. Теперь, когда мы пунктирно обозначили, что это за феномен, и какие функции он выполняет, вспомним о его индивидуальных параметрах.

Так, личное психологическое пространство у каждого отдельного человека наполнено уникальным содержанием, другой вопрос насколько это содержание богато. Другая характеристика – это величина личного психологического пространства. В маленькое и прочно охраняемое пространство человек не впускает никого, кроме себя, капсулируется в нем, не испытывая большого  желания лишний раз выходить вовне. В большое внутреннее пространство есть доступ и другим людям, в основном близким, и то до определенных пределов. Мы сейчас не будем касаться явлений, граничащих с патологией, невротических состояний вроде психологического эксгибиционизма.

Кстати, величина личного психологического пространства с наполненностью и богатством его содержания никак не связана. Может быть маленькое и богатое, маленькое и скудное пространство, или большое с богатым и глубоким содержанием, и большое и бедное пространство. Параметры внутреннего пространства  во многом определяются психологическим типом личности, а также индивидуальной проблематикой.

И, прежде, чем мы коснемся графологических аспектов определения личного психологического пространства, хотелось бы упомянуть о таком важном моменте, как отношение к чужому личному пространству, об уважении чужих границ.

Адекватно оберегать свои границы и уважать чужие может не каждый, а  только зрелый человек с высоким уровнем развития, высоким уровнем осознанности и принятия инаковости другого.

Итак, посмотрим, как все это работает в почерке.

Илл. 1

Lichnoe_prostran1

Человек интровертно-интуитивного, мыслительного склада. Общение как таковое его мало занимает и не является насущной потребностью. В контактах он избирателен, не будет тратить время на пустое общение ради общения. Ему нужно много личного пространства для мыслительного творчества, шумные тусовки не для него (если он там и окажется, то будет витать в своих материях). Думаю, и большинство людей, которым довелось с ним общаться, отозвалось бы о нем как о несколько странном, неконкретном, ничего не обещающем, ни в чем точно не уверенном (а-ля "как можно загадывать на следующую неделю, если завтра неизвестно что будет"). А с другой стороны, его совершенно не раздражают какие-то неудобства, утренняя давка в метро, - он находится НАД этими раздражителями, погружен в себя или книгу.

Графические признаки, указывающие на потребность в большом личностном прост-ранстве: доминирует пространство - большие расстояния между словами и строками; мелкая, иногда невнятная средняя зона; значительный вертикальный разброс, возможна нечитабельность; абстрактность формы.

Илл. 2

Lichnoe_prostran2

Это интровертный этик. Для человека интровертного типа необходимо больше личного психологического пространства, так как оно для него чрезвычайно ресурсно. А для этика всегда общение является областью повышенного интереса, и даже будучи интровертным, такому человеку общение необходимо. В данном случае, это, конечно, не душа компании, а человек, предпочитающий общаться с другим один на один, но только с тем, кого он сочтет "достойным" собеседником.

Не касаясь его уровня развития, скажу только, что это закрытый человек, любящий казаться другим загадочным и производить необычное впечатление, но внутренне пуст. Ему и нужно общение, он очень много внимания уделяет его внешней стороне, но он и скован. В силу субъективности избирателен, считает себя выше других, а многих недостойными его внимания, поэтому дистанция в социальном общении достаточно велика.

Признаки, позволившие сделать данные выводы: акцент на форму; аркадность формы; «маска»; медленное, тугоподвижное движение; преувеличенные расстояния между словами, доминирующая средняя зона и невыраженность вертикального разброса.

Илл. 3

Lichnoe_prostran3

Это тоже этик, но уже другого типа, более естественный, свободный в общении, экстравертный. И все бы хорошо, но человек в принципе не знает, что такое «личное» пространство, особенно пространство другого человека, потому что любое пространство она воспринимает как свое собственное. Такому восприятию и поведению способствует экстраверсия, усиленная нарциссическими чертами, «себе на уме». Ей требуется много общения, есть большое желание "себя показать, других посмотреть". Повышенная эмоциональность. Женщина такого типа может, ничуть не смущаясь, позвонить подруге в 3 часа ночи, чтобы поделиться очередными эмоциями. Этот человек очень себя любит и рассчитывает на постоянное внимание со стороны окружающих. Но, тем не менее, она адекватна и умеет себя вести в рамках приличий.

Графические признаки: доминирование формы; читабельность; минимальные расстояния между словами, строки задевают друг друга; "воздуха" в  организации текста маловато; движение комфортное, жирный штрих.

Илл. 4

Lichnoe_prostran4

Здесь же мы видим другую картину: это «детский» эгоцентризм, человек не отделяет себя от внешнего, не чувствует никаких личных границ, видит и слышит только себя и свои внутренние проблемы, заполняет собой пространство и может быть занудой, если же не слышат его, то и обидеться. Искренне уверен, что мир крутится вокруг него и никак иначе. Склонен к симбиотическим отношениям, даже к паразитизму. Личное пространство ему нужно, с одной стороны, потому что у него нет желания открывать свои истинные мысли, которые он сам расценивает как запретные (такой стиль оценки своего внутреннего мира выдает незрелый склад личности). Но с другой стороны - внутренний диалог для него вести болезненно, так как в нем «сидит» внутренний воспитатель, цензор, осуждающее и запрещающее начало. Кроме того, длительно находиться наедине с собой ему скучно, по причине внутренней пустоты, и постоянно требуется «подпитка» от внешнего.

Илл. 5

Lichnoe_prostran5

Наиболее благополучный вариант из всех вышеописанных. Человек адекватен, в меру общителен, обладает зрелой индивидуальностью, нуждается в личном пространстве, чтобы собраться с мыслями, отдохнуть, заняться любимыми делами. Активен, но никому свое общество навязывать ни в коем случае не будет. Этот человек относится к людям  доброжелательно, но не станет тратить свое время на неинтересное, пустое, вынужденное общение. Для него дружба - это не обязанность, а сопричастность, основанная на взаимном интересе.

Признаки:

- естественность движения
- зрелость формы
- средние расстояния между словами и строками (местами преувеличены)
- читабельность
- сбалансированная средняя зона
- общая картинка почерка гармонична, что называется, "золотая середина"

Приведенные примеры далеко не исчерпывают всех вариантов отношения к собственному личному психологическому пространству и к пространству другого человека, но их вполне достаточно, чтобы продемонстрировать возможности графологической диагностики в преломлении к данному явлению.


Виктория Косогова
Психолог, специалист Института Графоанализа Инессы Гольдберг

 

Научная графология № 3,4, 2011 г.